пятница, 27 декабря 2013 г.

Стенограмма общественных слушаний 7 декабря 2013

СТЕНОГРАММА
общественных слушаний (обсуждений) по застройке части парка, относящегося к мемориальному комплексу


7.12.2013 г.
Киров, актовый зал «Дворца пионеров»

Щерчков: “Начну выступление с объяснения нашей логики по вопросу размещения на данной территории спортивного объекта, а впоследствии, наверно, Вы будете задавать вопросы. Я, с вашего позволения, буду говорить, кто на них будет отвечать: либо я, либо кто-то из присутствующих, более компетентные. Поэтому если Вы кому-то будете задавать вопрос конкретно, называйте фамилию.

Я работаю в Кировской области в должности Заместителя председателя Кировской области с 2009 года. Сам я родился в Кирове, жил недалеко, на улице Чапаева и угол Некрасова до 18 лет, пока не уехал в другой город. Вернулся вот работать в Правительство. Когда мы сюда приехали, прежде всего одним из таких шоков для меня было состояние спортивной инфраструктуры. Скажу Вам, что последние 30 лет в Кирове и области до 2009 года не вводилось новых объектов. То, что последнее ввелось до 2009 года, - это, собственно говоря, стадион Россия в Нововятском районе. Поэтому с конца 80-х не строилось ничего. Есть районы и города в Кировской области, спортивные объекты в которых не строились 70 лет. Например, город Котельнич. Там в 30-х годах построили здание для спортивной школы. Следующий объект - физкультурно-оздоровительный комплекс, который мы ввели в строй в 2009 году. Скажу, что по вопросам спортивной инфраструктуры мы достаточно серьезно продвинулись в Кирове и Кировской области, хотя, конечно, недостаточно. Мы сумели общими усилиями достроить дворец единоборств (спортивная школа “Богатыри”). Провести серьезную реконструкцию поля и физкультурно-оздоровительных сооружений на стадионе “Факел” на Филейке. Мы построили физкультурно-оздоровительный комплекс на улице Солнечной, двухзальный и, скажем так, самый большой объект - 50-метровый бассейн в «Быстрице», который Газпром построил на свои деньги по нашей просьбе, по просьбе Губернатора, и который ввели в строй в этом году, и в котором уже тренируются тысячи наших сограждан. Поэтому когда поступило предложение от компании «Коперник» построить на территории города Кирова физкультурно-оздоровительный комплекс из нескольких спортивных залов, включая 25-метровый бассейн... Я Вам скажу, что по бассейнам у нас обеспеченность в Кирове очень низкая. Во всяком случае, по нормативам она была до ввода «Быстрицы» меньше 5%, сейчас, со вводом «Быстрицы», около 10% от того, что нам нужно. Поэтому мы на это предложение откликнулись, мы сказали, что нам это точно интересно, что мы готовы поддержать этот объект, если он будет нести социальную нагрузку. В частности, в этих спортивных залах, включая бассейн, будут заниматься дети. Понятно, что объект будет частным, но в рамках государственного контракта здесь должны заниматься школьники и воспитанники детско-юношеских спортивных школ, о которых будет помнить бюджет и, собственно говоря, такие заверения от “Коперника” мы получили. Я внимательно ознакомился с обращениями граждан, и сразу скажу, что те обращения, когда вы говорите: “что не строите в другом месте?”, на это подробнее ответят представители администрации города Кирова, ну, я скажу, что других площадок у нас, фактически, во всяком случае в данной части города, просто нет… [Зал недовольно загудел, хлопают]
Коллеги, если вы не хотите слушать — не слушайте. Хлопайте дальше”.
[видео обрывается]
Щерчков: “… Логика что мы оскверняем память предков [Зал возмущенно: “Да!”]. Я тоже не согласен. Я считаю, что этот комплекс, этот Дворец-мемориал, в котором находится и Дворец пионеров, в котором занимаются и дети, где находится и парк, в котором гуляют, в том числе и жители с собаками. Ничего страшного я в этом не вижу. [Зал недовольно загудел. “Причем здесь собаки?!] ...и после постройки этого физкультурного комплекса здесь сохранится парк, здесь сохранится Дворец пионеров [зал недовольно гудит] …Давайте не шуметь! Мы всем слово дадим! Давайте не шуметь! Мы будем вести эту встречу. Каждый из Вас выскажется. Сейчас высказываюсь я! Вы не согласны? Вы потом об этом скажете...
Здесь будут заниматься наши дети. Здесь будут заниматься все желающие. [возмущение]
Коллеги, я вижу, что Вы хотите живого обсуждения, поэтому, пожалуйста, давайте переходим к вопросам-ответам”. [неразборчивые реплики из зала]
Шатунова: “Можно ли минуточку? Вообще у нас цель сегодня, мы собрались для того, чтобы все-таки был конструктивный диалог между жителями города, между жителями этого микрорайона и администрацией города и области. Давайте, чтобы все было нормально, все было гармонично, все было хорошо.
В первую очередь, что я бы хотела отметить. Планируется здесь строительство спортивного комплекса. Все жители района, вообще весь город - с ногами и руками мы все поддерживаем строительство спортивных комплексов в городе Киров.
Это большой шаг для жителей города, для города в целом, НО почему мы должны застраивать наши памятники погибшим в Великую Отечественную Войну кировчанам? [аплодисменты. “Браво!”]
На самом деле мы все живем в этом районе. Мы прекрасно видим как у нас идет стройка по улице Пугачева. Там строится гигантский комплекс. На него место есть! Рядом с ним есть пустыри. У нас активно застраивается улица Сурикова. Кто видел, что у нас за последние полтора года построен большой дом на улице Сурикова? Поднимите пожалуйста руки. Все согласны, что место в нашем микрорайоне есть! Сейчас, если Вы посмотрите… [реплики из зала] На самом деле микрорайон у нас активно развивается. Вот сейчас деревянные здания, которые стоят туда в сторону Воровского - это отличная площадка для постройки подобного объекта. Мы скажем огромное спасибо TerraSport, если будет построен в нашем городе подобный спортивный комплекс, но я собираю подписи. Я общаюсь с людьми. 80% против застройки в данном районе, потому что у каждого свои причины. Кому-то важна память предков, потому что это памятник. К нам обращаются люди, которые своими руками строили мемориал. Я думаю они даже должны быть здесь. Поднимите руки…! [аплодисменты]
Замечательно! Хочу отметить то, что на самом деле ситуация настолько неприятная. Мне звонит бабушка и говорит: “Я насобирала подписей”. Я прихожу к ней на встречу и стоит бабушка 80 лет и она мне говорит: “Я собирала деньги на этот мемориал, я строила его своими руками и я хочу, чтобы мои правнуки гуляли по площадке на открытом воздухе и катались здесь на лыжах.” Это не придуманная история! [аплодисменты]
Очень поддерживают нас, нашу инициативу против застройки также экологи, потому что все понимают, то что застройка даже открытых территорий, где нет деревьев - это все равно влияет на микроэкологию района. Это, я думаю, понятно всем. Ну и главное, то что мы поддерживаем строительство комплексов, но мы хотим спросить: “почему они должны строиться именно на месте мемориала, на месте памятника?” Это главный вопрос жителей города Кирова”. [аплодисменты]
Вершинин: “Уважаемые жители, сегодня проводим общественные обсуждения этого вопроса, и я понимаю, что в зале есть люди, которые против, но поверьте, я знаю, что в зале есть люди, которые за строительство. Поэтому есть просьба дать возможность выступить сегодня тем, кто присутствует. Выслушать все точки зрения и потом уже сделаете какие-либо выводы. Не превращайте это в митинг и не перебивайте, пожалуйста, тех, кто говорит. Потом будет дано каждому слово высказаться, если такие в зале есть”.
Шатунова: “Буквально на днях, меня, как представителя жителей района, пригласили в администрацию области. Я с удовольствием пришла. Мне было отмечено одно: то, что мы готовы к диалогу. Мы хотим выслушать жителей города. Мы хотим рассказать, что это будет за проект. Я с удовольствием поддержала. Мы с ребятами ночами клеили объявления, чтобы Вы все пришли. Но есть одна неприятная ситуация. Буквально вчера нам звонят, нам пишут и говорят, что по некоторым организациям города Кирова (бюджетным организациям) пошел приказ, где-то пожелания, чтобы пришли люди и высказались за строительство комплекса на территории мемориала. Мы готовы к диалогу, но, пожалуйста, давайте играть по-честному! [аплодисменты]
В зале есть несчастные люди, которых попросили. На самом деле все должно быть честным!” [реплика из зала: “Почему Вы за других решаете?”]
Щерчков: “Коллеги, либо мы на вопросы отвечаем, либо Вы выступаете…”
Долгих: [без микрофона] “Мы выступаем!”
Щерчков: “Выступайте. Валерий Николаевич, Вы, как организатор. Пожалуйста”.
Туруло: “Как депутат по этому округу, я все же предлагаю ответить на вопрос Ани в том отношении, что это за проект и почему он не строится в другом месте?” [аплодисменты, крик из зала: “Правильно!”]
Щерчков: “Да, что это за проект… Здесь есть представитель инвестиционной группы “Коперник”. Вот пусть она и расскажет”.
Кузнецова: “Здравствуйте. Меня зовут Кузнецова Анна Сергеевна. Я представляю интересы инвестиционной группы “Коперник” в городе Кирове. Относительно проекта, который вызвал столько разговоров, столько возмущения, вызвал достаточно высокий интерес среди жителей города Кирова, в том числе данного микрорайона. Мне хотелось пояснить следующее. Данный спортивный комплекс предусматривает в себе размещение 25-метрового бассейна на пять-шесть дорожек. Кроме этого, в спортивном комплексе будут предусмотрены тренажерные залы для занятий. Залы для занятий, в том числе культурно-массовых мероприятий, так же небольшой кафетерий. Зона торговли проектом данного спортивного комплекса не предусмотрена. [множество возмущенных реплик]
Я прошу, если какие-то вопросы возникают - пожалуйста вставайте, я не вижу, кто ко мне обращается [возмущенные реплики]
Кому Вам?! Встаньте! [возмущенные реплики]
Нет. Я не знаю зачем это лично Вам! Я знаю, зачем это детям, в том числе моим детям и детям многих присутствующих. Оглянитесь вокруг, оцените возраст присутствующих. Я не вижу здесь молодежи… [общее возмущение зала] ...неужели у Вас нет детей, которым нужно заниматься в спортивном комплексе? [возмущенные реплики] ...поверьте, не на всей территории можно строить подобные объекты, не на каждой территории.
Вершинин: “Уважаемые жители, вопрос прозвучал, давайте я отвечу: потому что инвестиционная компания “Коперник” может строить там, где им предоставили земельный участок, что там будет построено - рассказали. Повторюсь: 25-метровый бассейн, спортивный зал. Если первые вопросы касались того, что "мы не против спорта, мы боимся, что здесь появится торговый центр", "мы не против спорта, мы боимся, что участок застроят домами", сегодня вопрос уже так не стоит. Сегодня уже вопрос стоит так: "Почему в парке? Почему именно здесь?" Давайте попробуем вокруг этого поговорить.
Когда впервые компания “Коперник” с таким предложением вышла - был разговор, который чётко определил, какие зоны будут застраиваться в парке, а какие нет. Главным условием важным было, чтобы зона мемориала не была затронута ни при каких условиях, какие бы грандиозные планы у компании ни были. Поэтому зашли сюда с желанием строить бассейн 25-метровый со спортивными залами, каток, где трансформируются трибуны, это может быть большой зрительный зал. Хотели здесь строить аквапарк, хотели и говорили о том, что будет лыжероллерная трасса, но однозначно на первом же совещании было сказано - места здесь совершенно не много.
Мы предполагали, что будут задаваться вопросы. Вот теперь смотрите, самый старый парк, который у нас в городе есть - парк Кирова. Рядом, а раньше на территории этого парка, плавательный бассейн “Спартак”. Теперь Гагаринский парк, за Филармонией, кто не помнит, а рядом - а раньше входил в состав парка - плавательный бассейн, а теперь ещё и баскетбольный зал. Парк победы - в парке это недавно достроенный дворец единоборств, теннисные корты, шесть штук. Теперь давайте возьмём Кочуровский парк. В Кочуровском парке в прошлом году построили бассейн “Быстрица”, 50-метровый. Любая парковая структура подразумевает наличие спортивных объектов, любая. Поэтому, когда мы говорим о том, что это случай из ряда вон выходящий - это не так.
Подняли проекты 70х годов: то что строили “госспособом” на этих объектах, на строительстве Дворца пионеров, мемориала, отрабатывали работники многих предприятий. Такие люди здесь есть, и этот проект строительства Мемориала подразумевал строительство здесь в том числе и спортивных объектов… [возмущенные реплики]
Я бы хотел дать микрофон человеку, который сам участвовал в строительстве, который, может быть, помнит, что планировалось, поэтому мы об этом тоже поговорим”.
Из зала: [без микрофона] “Вы ответите или нет на вопрос: почему, почему именно здесь?!”
[Словесная перепалка в зале]
Вершинин: “Коллеги, прозвучал вопрос, на него ответит Александр Александрович Галицких”. [Долгих подходит к микрофону]
Долгих: “Если никто не против, слово возьму я. Меня зовут Антон Долгих, я юрист, коренной житель города Кирова, так же как многие здесь. С однолетнего возраста жил возле Русской тройки на улице Чапаева, двадцать пять лет прожил в этом районе, поэтому если кто-то из сидящих в президиуме так называемом пытается бравировать тем, что он местный житель - я такой же местный житель. Сейчас мне 36 лет, у меня трое детей, для тех, кто пытается апеллировать к детям, младшему пять месяцев, старшему четыре года. Я, ещё раз говорю, юрист. Во-первых, посмотрите, сколько здесь людей - здесь порядка 300-400 человек. Я вам для примера расскажу одну ситуацию: когда губернатор Белых пришёл в наш регион, я был в восторге, я думал всё изменится. С каждым месяцем, с каждым годом его работы я всё больше и больше разочаровывался. Государственный долг области с 1.6 миллиарда возрос до шестнадцати…”
Из президиума: “Давайте по делу!”
Долгих: “Это по делу! К чему я это говорю - губернатор хотел отменить закон области 96-й о поддержке молодых семей. У кого есть дети, те имеют право получить субсидию от 100 до 200 тысяч. Губернатор уже внёс законопроект, Заксобрание… [возмущенные реплики] Послушайте! Вы поймёте, зачем я это говорю!...”
Вершинин: [одновременно] “Дорогие друзья, нельзя превращать наше обсуждение по вопросу строительства спортивного объекта в политическую площадку для нашего уважаемого юриста Долгих!”
Долгих: “Так вот, узкая группа людей, 10 человек, помешали губернатору принять этот закон, и губернатор был вынужден отозвать этот законопроект. К чему я это всё говорю? От этих людей мы не добьёмся с вами ничего и единственный способ предотвратить эту застройку - это выходить на ежедневные, ежедневные, я подчёркиваю, митинги к зданию правительства. Мы, десять человек, заставили губернатора отозвать законопроект, и теперь три тысячи молодых семей подали заявки и получат субсидию. Три тысячи, благодаря мне и ещё 10 людям. Так вот, я призываю вас сейчас…” [возмущенные реплики]
Вершинин: [одновременно] “Антон, а вопрос-то какой?”
Долгих: “Вот, уже и провокаторы нарисовались. Так вот, спасибо огромное Анне за эту инициативу, за те подписи, что она собирает. Я надеюсь, что она продолжит собирать, и только митингами мы заставим власть отказаться от строительства в этом парке. Претензий на самом деле две: первая, почему земля без конкурса, без открытого аукциона передана строительной организации? Да, такое право по закону есть - называется “право выбора”, но чтобы это право выбора пройти - я говорю вам как юрист - на основании земельного кодекса, необходимо пройти публичные слушания, согласование, всё это было пройдено? Формально – да, а вы ходили на эти слушания публичные? Вы о них знали?
Первое - почему без конкурса? Когда я задал этот вопрос с прямом эфире “Эхо Москвы” Сенаторову, директору этой конторы, он знаете что ответил? “С аукциона? Хорошо в следующий раз купим с аукциона.” То есть в наглую плюнул вот так в эфир. И второй вопрос, который здесь уже поднимался: почему здесь? Развивайте город вширь, развивайте незастроеные территории, почему здесь? И вот сейчас Алексей Вершинин, глава администрации по Ленинскому району - так уж случилось случайно, что он одноклассник Сергея Щерчкова [оба сидят за соседними местами в президиуме - в зале аплодисменты и смех], который отстаивает интересы губернатора Белых. Он всегда рассказывает про бассейны, про залы - всё это возможно будет, но во-первых, это будет за плату, а во-вторых, какое отношение это будет иметь к нашей с вами озабоченности? Здесь есть футбольное поле, здесь есть лыжная дорожка. Да, всё это не облагорожено, скажем прямо – засрано, так это к ним претензии, почему в таком состоянии находится парк [крики и аплодисменты]. И мы с вами должны призвать и заставить тех людей, которые работают на нашем с вами народе облагородить этот парк, сделать здесь нормальную спортивную площадку, нормальную лыжню, и не отбирать эту площадку у школ, которые находятся в этом районе! [аплодисменты]
Спасибо огромное за поддержку, не смогли меня задавить! Я вас призываю об одном - никакой политики в моих речах нет и бояться её не надо, нужно выходить на митинги к зданию правительства. Губернатор хочет переизбираться - нужен нам такой губернатор, который отбирает землю?” [общий шум и крики из зала: “Нет”! Справа из зала один голос: “Да! Нужен!”]
Щерчков: “Коллеги, давайте всё-таки или выступления, или вопросы. Вот я не понимаю, на что мне отвечать. Единственное, что услышал, что мы с Вершининым одноклассники. Вершинин учился в 57-ой школе, а я - в 30-ой. Вот и всё [аплодисменты из зала]. Пожалуйста, вопросы!”
Человек из зала: “Антон здесь майдан устраивает, по большому счёту. Зачем он нужен - я не знаю, но я присутствовал на общественных слушаниях, которые были ровно три года назад. Человек было около сотни, это было в горадминистрации на втором этаже [крики из зала]. Нет, я хочу сказать другое: вкратце, прошло три года, по результатам этих общественных слушаний также были противники застройки, им обещали, что этот парк, угол парка, будет приведён в порядок. Там будет футбольное поле сделано, там будет вычищено всё, там не будет этого свинарника, который сейчас существует. За три года ничего не произошло и не изменилось. Если вы голосуете против, там ничего не изменится, там так же всё и останется на ближайшее несколько лет [крики из зала]. Не сделано ничего? Вопрос к городской администрации, кто должен был это делать? Если вам предлагают хороший проект с качественной застройкой, со всем [Реплика из зала: “Не надо нам ее!”]. Так послушайте, опять же Вы понимаете, когда говорят, что там построят качественный областной объект... [в очереди выступающих и в зале громкие споры, человек не заканчивает]
Щерчков: “Дорогие коллеги, вы спорите сами с собой. То есть если вопросы к нам - так давайте вопросы, давайте обсуждать”.
Осетров: “Дорогие товарищи, можно минуточку внимания?”
Щерчков: “Да, пожалуйста, подходите к микрофону”.
Осетров: “Сегодня вы, кажется, немножко перепутали: вот нам сейчас Вершинин сказал, глава территориального управления, он сказал, что парк мы застраиваем, делаем, облагораживаем, но вы упустили момент - это парк-мемориал погибшим воинам [аплодисменты]. Это самое главное. У нас 250... 270 тысяч кировчан погибли, в честь них мы его здесь устроили. Советская власть не жалела для детей ничего и 20 гектаров Погудинского парка было отдано для них. Сегодня алчные руки… Я знаю, что TerraSport, Сенаторов - у него огромные долги, он задолжал Альфа-банку, и он пришёл сюда поправить, видимо, своё положение. Ни много ни мало, хотят затратить на это дело один триллион двести тысяч рублей… [смех в зале, Осетров поправляется]... один миллиард. Я считаю то, что делает сегодня товарищ Вершинин… вы смеётесь, да? [президиуму] Департамент госсобственности в двенадцатом году поменял рекреационную зону номер 2, в которой находился мемориал, и к которой не должны были подходить никто со строительством, они поменяли на номер 9. И вот сейчас, на основании этого, они строят - это департамент госсобственности делал, это товарищ Щерчков, это правительство [крики из зала]. Поэтому, я считаю, нам нужно сегодня очень серьёзно подойти к этому вопросу, и не надо бояться митингов или чего-то. Мы отстоим своё, то, что здесь было, детей не дадим в обиду! И правильно сказал выступающий, что нужно было им в первую очередь обустраивать и облагораживать этот парк. Они о нём забыли и хотят нам, кроме этого, сейчас, Никита Белых, водрузить памятник жертвам Вятлага, где отсиживало три тысячи головорезов, гестаповцев. Вот, что хотят сегодня сделать. И мы сегодня, русские люди, должны стать серьёзными и выйти на митинг, сказать “нет” застройке. У нас места много, пусть строят там - на святом месте нельзя строить. Мы потребуем от депутата государственной думы, застройщика и заказчика, кто будет строить там - вплоть до судебной ответственности. До семи лет, кто на наше святое посягал и это будет, я думаю”. [аплодисменты]
Галицких: “Если позволите, три момента. Во-первых, я вот как-то, честно говоря, понимал, что мы сегодня не политические вопросы обсуждаем…”
Долгих [без микрофона]: “...Именно политические!”
Галицких: “Второе, вот когда возникло это предложение и первые совещания проводились в правительстве, в нём участвовали и я, и Анатолий Михайлович Чурин, и Жанна Валерьевна Родыгина, директор этого Дворца пионеров-мемориал, и, должен вам сказать, что очень жёсткая позиция была нами высказана, вот нами троими, как минимум. Первое, я тоже, как и многие здесь сидящие - я тогда школьником был - я участвовал в строительстве этого дворца. Мы тогда ходили все сюда, мусор убирали, вот в этом самом зале, кстати, я работал и, поэтому, позиция была жёсткая: Дворец пионеров не должен быть вообще затронут. Это памятник - раз! [аплодисменты] Во-первых, здесь занимаются ежегодно восемь с половиной тысяч детей. На мероприятиях, кроме тех, кто постоянно занимается, здесь до 19 тысяч детей бывает в течении года. Это самый большой дворец пионеров, который есть на территории Кировской области, он еще выполняет методическую функцию всех дворцов пионеров в районах области. Второе, его с самого начала строили на народные деньги и строили как памятник кировчанам, погибшим в годы ВОВ. Есть мемориальная зона, к сожалению, не в очень хорошем состоянии. Я это объясню: вот спросите директора Дворца - каждый год выделяются средства на ремонт вот этого здания, здание не простое. Все сразу отремонтировать – понятно, что ни средств на это не хватит, ни сил. Поэтому и ремонт крыши и ремонт внутренних помещений – на это в последние годы ежегодно выделяются деньги. В том числе, по планам, которые делали вместе с Дворцом, к 70-летию победы, должны реставрировать и курганы славы. Вот эта позиция жесткая, и, несмотря на то, что на первоначальном этапе звучали разные предложения от фирмы “Коперник”, с этой нашей позицией согласились все - ни мемориальную зону, ни Дворец пионеров «Мемориал» затронуть никакое строительство не должно. Жестко.
Теперь по поводу вот того участка. Единственное, так сказать, где мы пришли к согласию, что вот этот участок угловой, который кто-то называет футбольным полем, ну, ворота стоят, кто-то – пустырем, по-разному… [возмущение зала] Наше было одно условие, что на этом участке, если вы застраиваете, должно появиться только то, что должно служить тоже детям. Учитывая, что вся эта территория, она на детей должна работать [редкие аплодисменты]. И тот проект, который представляет TerraSport, с бассейном и многофункциональными спортивными залами - изначально проговаривалось, что в этом сооружении должны заниматься дети, учащиеся спортивных школ и окружающих школ: 51, здесь рядом, 59 и еще ряд школ есть…”
Из зала: [без микрофона] “Зачем там магазин?”
Галицких: “Причем здесь магазин? И последнее, я просто предложение хочу внести. Вот во время таких вот обсуждений и встреч ни к какому решению придти невозможно [возмущение зала]. Обращения, которые я читал в прессе, они звучат и за, и против. И вы читали: и то, и другое есть. Мне кажется, Анна Николаевна, что если по-серьезному опираться на общественное мнение, на мнение всех жителей этого микрорайона, то подписи надо собирать не “за” или “против”, а надо делать такие ведомости, в которых стоит за, стоит против, и каждая семья должна высказать свое мнение”. [возмущенные реплики из зала]
Шатунова: “Можно мне минуточку только? Мы собираем подписи, и из десяти человек за строительство только два человека [аплодисменты]. И по поводу спортивного комплекса: он нам всем нужен. У нас вопрос, почему он не может построиться 500 метров в сторону Пугачева? [аплодисменты зала] Спортивные объекты нам нужны, но не на месте памятника. Пугачева свободна для строительства”.
Преснецов: “Давайте вот пройдемся по вопросу “почему?”...”
Долгих: [без микрофона] “Вы кто? Представьтесь!”
Преснецов: “Первый заместитель главы администрации Преснецов Александр Анатольевич…”
Долгих: [без микрофона] “Отвечает за строительство в городе...”
Преснецов: “Не отвечает…”
Долгих: [без микрофона] “Отвечает, отвечает, и за коррупционные скандалы он отвечает.”
Щерчков: “Александр Анатольевич, прозвучал вопрос: почему нельзя построить в 500 метров в сторону Пугачева? В какую сторону? [обращается к залу] Где? [отвечают] Где строятся высотки… в сторону Воровского”
Преснецов: “Значит, давайте все-таки, если можно я…”
Долгих: [без микрофона] “Это земля областная. Причем здесь Вы, городской чиновник?”
Щерчков: “Коллеги, прозвучал вопрос. Александр Анатольевич на него ответит. Потом будет отвечать на другие вопросы [перебивают, неразборчиво] ...вопрос не про должностные обязанности, вопрос про площадки [перебивают]. Он отвечает. Потом зададите свой вопрос. Это что такое?! Общественные обсуждения должны проходить нормально! Отвечает Александр Анатольевич Преснецов”. [реплики из зала]
Преснецов: “...Я постараюсь ответить, почему. Значит, я в свое время [крики из зала, речь неразборчива] Я вам хочу сказать, что вспомните, 3 года назад Кочуровский парк…[крики из зала] Вот тогда посмотрели всю территорию города Кирова, в том числе и заречную территорию, нигде такой территории нет”.
[Пожилой мужчина пытается говорить в выключенный микрофон]
Долгих: [без микрофона] “Говорите, мужчина, говорите! Включите микрофон!”
Преснецов: “можно ответить? Или….”
Долгих: [без микрофона] “Вас слушать нет никакого смысла!…”
Преснецов: “Вы задаете вопрос: “Почему здесь?” Я...”
Долгих: [без микрофона] “Решения принимает областная власть. Вы не имеете никакого значения...”
Пожилой мужчина: [включил микрофон] “Решение было принято незаконно. Во-первых, прокуратура Ленинского района провела расследование. Выделение этого земельного участка произведено незаконно. Строительство начато незаконно. Потому что территориальное управление не имеет права выдачи такого разрешения, когда нет еще готового проекта. Вот. Дальше, предполагалось вначале посмотреть территорию и предполагалось строительство в районе Солнечного берега. Там посмотрели, не подошел этот проект. Приезжал вчера Дворкович – это заместитель премьера. Видимо решались вопросы бизнеса, а не вопросы, которые касались детей. Я не буду это долго обсуждать, я хочу сказать одно: когда фашистские захватчики пришли на нашу землю, наши отцы, наши деды взяли оружие и защитили нашу страну от захватчиков. Положив свои жизни за свободу и независимость нашей родины [аплодисменты в зале]. У нас была территория, приходили, благоустроили эту территорию, построили памятник. Это святое место и никто не имеет права касаться его, и никакую землю выводить из парковой зоны и зоны мемориала. Ищите себе другое место [бурные аплодисменты зала, продолжает говорить, неразборчиво]. ...приложите сюда свои руки и пусть это TerraSport, вернее инвестиционная группа “Коперник” там строит. А Вы, кто поддерживает, не касайтесь Мемориала. И я хочу сказать, если вы будете дальше продолжать, я думаю здесь найдутся настоящие мужчины, защитники Отечества и те, кто принимал присягу как солдаты, мы защитим эту зону. И наше требование одно: чтобы немедленно прокуратура выдала предписание или сами отозвали решение о стройке [аплодисменты зала, продолжает говорить]. ...“Коперник” претендует на это здание. Было такое заявление Сенаторова, что это бездарно построенное здание, и давайте мы отсюда детей уберем, а построим для них двухэтажное здание, не на этой территории, а с видом на базы... Кто дал такое право? Кто вел такие переговоры? Вел губернатор Никита Белых. Кто ему дал такое право от имени народа?… [возмущенные реплики из зала и аплодисменты, продолжает говорить] …если надо будет, я приду в том числе и изгоним вас с этой территории, если посмеете ей угрожать... [аплодисменты, продолжает говорить]. …чтобы эти требования были выполнены, а люди, которые выдали незаконное предписание и те, которые незаконно заключили соглашение, чтобы вы были привлечены по уголовному кодексу по 285 по 286 статье [бурные аплодисменты].
Вершинин: “Хорошо.”
Долгих: “Вот смотрите он плюет откровенно. Хорошо – хорошо. Чего хорошо?”
Вершинин: “Дорогие жители, как раз по вопросу проверок. Первое: куда было подано заявление о законности этих работ подготовительных, это была, действительно, прокуратура Ленинского района. Потом был следственный комитет. Подавали заявление в полицию. Результатом всех проверок, нарушения закона вот в этой ситуации нет.”
Долгих: “Вранье! Прокуратура установила нарушение закона и внесла представление на имя главы администрации Драного об устранении, а я лично обратился с заявлением еще и привлечь к административной ответственности. Но прокурор Ленинского района четко сказал: “Факт нарушения закона установлен”. Я за свои слова отвечаю.”
Вершинин: “Нет. Нет. Если нарушил закон…”
Долгих: “Да. Нарушил закон ваш заместитель. А вы очень мудро ушли в сторону, чтобы не подставляться…”
Вершинин: “Это не так, это не так…”
Долгих: “Потому что нет такого понятия “подготовительные работы” - это уже строительство!”
Вершинин: “Есть такое понятие”.
Долгих: “Нет. Не спорьте с юристом практикующим [бурные аплодисменты]. Я зарабатываю деньги своими мозгами, а вы плюете на народ и вот этих людей”.
Вершинин: “У меня ощущение, что Долгих больше себя рекламирует…”
Долгих: “Это ощущение. А я заставил губернатора закон отозвать, который отбирал субсидии, и надеюсь, что с этими людьми заставлю стройку прекратить”. [аплодисменты]
Вершинин: “Прокуратура и полиция не выявила нарушение закона.”
Долгих: “Выявила, выявила!”
Щерчков: “Уважаемые товарищи, Давайте какой-нибудь конструктив. Вот мы пришли с настроем на некоторый конструктив. Аня, вот Вы то, что хотите? Чтобы чем закончилось сегодня?”
Долгих: [без микрофона] “Прекратить строительство! Единственно возможный вариант!”
Шатунова: “Минуточка. Основная просьба жителей этого района, которые ставят свои подписи. Я еще раз говорю, они за строительство спортивного объекта. Но на подходящих для этого территориях. Но и на самом деле у нас микрорайоны есть, в которых вообще спортивных комплексов нет практически. Давайте возьмем новые микрорайоны, Юго-Запад. Там сейчас единственный бассейн построен. Главный вопрос: почему мы застраиваем мемориалы, а территория всего Дворца пионеров - это все является мемориальной зоной? У нас один вопрос: на ул. Сурикова, вот сейчас там, сейчас деревянные здания убираются, их уже сносят потихонечку – давайте там строить? Мы вам… [аплодисменты] …и парк мы вам поможем благоустроить. Нам нужен памятник и парк”.
Щерчков: “Мы вас послушали, вы пожалуйста, нам тогда давайте рекомендации в общественном обсуждении – рассмотреть вопросы о строительстве спортивных комплексов на таких-то площадках, с такими-то адресами… Можете назвать адреса?”
Долгих: “Первая рекомендация! Записывайте! Отозвать распоряжение о выдаче этого земельного участка – это простыми словами. Формально – я вам предоставлю… “ [аплодисменты]
Щерчков: [говорит неразборчиво]
Долгих: “А давайте проголосуем! Кто за то, чтобы обратиться в правительство Кировской области с требованием об отзыве тех нормативно правовых актов - я просто не знаю какие были изданы -, но именно тех, благодаря которым участок был передан, и о завершении действий, направленных на прекращение недопущения строительства – кто за? Прошу поднять руки”.
[подавляющее число присутствующих поднимает руки]
Долгих: “Что вам ещё надо?!”
Щерчков: “Формулируйте и подписывайте”.
Долгих: “Я вам письменно направлю…”
Щерчков: “Вот у нас есть представитель общественной палаты, ваш представитель. Пусть выскажется”
Из зала: [без микрофона] “А вы что, не представитель наш?”
Долгих: [без микрофона не разборчиво]
Пихтин: “Добрый день [реплики из зала]. Я хочу высказать свое мнение, а также сделать небольшой такой экскурс в историю. Наверно мало кто знает о чем - о том, что... я лично держал проект вот благоустройства вот этой территории, когда он был еще запланирован до строительства [реплики из зала]. На самом деле, на месте, где сейчас стадион находится, там по проекту должен был быть настоящий стадион с трибунами с соответствующими помещениями [гул в зале]. Рядом, где сейчас вот находится этот бугор, так назовем. На этом месте были волейбольные и баскетбольные площадки. Дальше. Дальше. Если смотреть по улице Некрасова, сюда дальше, на этом месте была громадная пятиэтажная гостиница, которая должна была обслуживать детей, которые приезжали сюда на различные мероприятия. От гостиницы до самого Дворца Пионеров шли аллеи, был фонтан разбит, скамеечки для отдыха, и так далее, и так далее [реплики Долгих неразборчиво]. Значит, я к чему это говорю, в принципе, моя позиция такая, что развивать территорию надо, но возникают несколько вопросов. А меня многие спрашивают: “Вы сам за или не против?”. Вы знаете, наверное многие удивятся, но я не за и не против. Почему? Потому что тот проект, который мы с вами видим - это не окончательный проект, что реально будет, пока никто не знает.” [смех, возмущение зала]
Долгих: “То, что вы - с губернатором, еще не означает, что надо совесть свою продавать и честь!”
Пихтин: “У меня на памяти следующая ситуация: здесь недалеко, на углу Калинина и Пугачева…”
[крики из зала: “Позор! Позор!”]
Пихтин: “...В 2007 году был запланирован и презентован во все СМИ проект аквапарка, гостиница, какой-то комплекс спортивный и так далее. Сегодня там строятся жилые дома. Когда 2 года назад презентовали этот проект, то случилась очень интересная ситуация. У нас в городе прошли общественные слушания, но они прошли формально. Там было, как я знаю, как мне сказали, порядка шести человек [возмущение зала]. В результате вот такого обсуждения не состоялось. Поэтому я предлагаю и, может даже, в сегодняшнюю резолюцию записать на будущее, на упреждение, что все те мероприятия, которые проходят, а это пункт ст. 17 устава Кирова – сделать своеобразную квоту, что на общественно значимые общественные слушания должно придти 200 и не менее человек. Чтоб народ собирался и обсуждал”.
Туруло: “Уважаемы товарищи...”
Из зала: [без микрофона] “Да, это не было реализовано, но мы привыкли, что здесь парковая зона. Здесь зимой ходят лыжники”. [Множество “Да!”]
Пихтин: “Я сам на Дружбе живу, рядом с этим парком хожу практически каждый день. И не надо рассказывать, что здесь происходит, я все прекрасно вижу и знаю”.
Молодой человек: “Вы наверно, не правильно меня слушали. Я сказал, что территорию под парком развивать надо, какие-то спортивные сооружения могут появляться, я не говорил, что именно это”.
[реплики из зала неразборчиво]
Туруло: “Уважаемые товарищи, можно два слова скажу, как депутат Законодательного собрания по 22 округу, который несет ответственность вместе со своими избирателями за состояние дел, которые происходят. И, по сути, должен являться проводником мнения жителей по отношению к действующей власти [выкрик из зала: “Правильно!”]. Поэтому я беру на себя ответственность определенную, учитывая, что проводили, мы создавали несколько общественных советов. Мы договорились о том, что дальше будем развивать эту же самую работу. И, учитывая вот идущий разговор, первый должен сделать вывод и обозначить, Сергей Владимирович, для протокола, что однозначно город не провел и не выполнил свои функциональные обязанности по четкому, прозрачному проведению общественных слушаний. И в данном отношении город виновен в том, что на сегодняшний день завели рака за камень... [аплодисменты].
Долгих: “Я Вас уважаю! Ну зачем вы уводите разговор?...”
Туруло: “Ну подожди!...”
Долгих: “Это областная земля. Город - я ненавижу Быкова и Драного, но город здесь не причем.”
Туруло: “Подождите, дайте высказаться, Антон. В данном отношении процедура должна быть осуществлена муниципалитетом по закону. Теперь второй момент: то, как раз, о чем мы сейчас говорим. Это уже второй момент. В данном отношении мы, я считаю вместе со своими избирателями, что областная власть превысила свои полномочия по решению данного вопроса... [дальше неразбочиво, заглушают аплодисменты и выкрики “Браво!”]. Это однозначно и это тоже должен быть отдельный разговор с людьми, для того, чтобы можно было разговаривать с людьми и договариваться об этом. Вот такое мероприятие должно было состояться именно тогда, а не по телевидению предложение этого проекта. Третий момент: учитывая, что на данный момент патовая ситуация, патовая ситуация…”
Долгих: [без микрофона] “Неправда! Власти поставлен мат, вы видели голосование. Какая патовая ситуация?”
Туруло: “...Патовая ситуация, я имею ввиду, со строительством объекта. И я убежден, как и все здесь сидящие, что спортивные объекты нужны и, в частности, у меня не меньший вопрос возникает, почему этот объект не построить в Чистых прудах... [далее выкрики правильно и аплодисменты заглушают] …можно качать головой, поздно выходить и так далее. При этом мы готовы, я поработаю, представить площадки, мы вместе с активом поработаем, в районе нашего 22-го округа, где можно альтернативно построить спортивный объект. Мы беремся за это [аплодисменты зала]. Четвертый момент, я считаю, что на данный момент надо дать полные полномочия инициативной группе и назначить ее Комитетом спасения Мемориала [аплодисменты]. Дать им полномочия контроля за исполнением всей ситуации. Поэтому, Анна я поставлю сейчас вопрос на голосование, чтоб у вас были полномочия не самозванца, а вот этого собрания. И мы выходим на контрольные функции. Я готов вместе с вами ходить и работать в этом направлении [“Браво!”, далее неразборчиво из-за аплодисментов]. Если необходимо, будем снимать с должностей, если это будет необходимо, как мы делали в Радужном. Когда мы объявили о том, что в городе нет власти, и передали общественному совету власть, пока не дали воду. И приезжал потом Драный и восстанавливал свои полномочия в поселке Радужном. И говорил – вода дана! Вот, в данном отношении только так необходимо действовать, чтобы было… [аплодисменты, неразборчиво]. Я с вашего позволения поставлю вопрос на голосование. Кто за то, чтобы дать полномочия инициативной группе, как Совету или Комитету спасения Мемориала, прошу поднять руки. Кто за?
[За: подавляющее большинство зала
Против: 3 человека
Воздержалось и не голосовало: незначительное число присутствующих]
Принимается.
Поэтому я думаю, что мы можем войти в конструктивное русло в последующих решениях ситуации именно таким образом. Спасибо.” [бурные аплодисменты].
Вершинин: [неразборчиво из-за аплодисментов] “...Мы не побоялись сегодня прийти, хотя встреча была заявлена однозначно против строительства. Мы пришли на встречу, зная, что здесь будет большинство людей, которые против строительства. И сегодня принимается решение, которое, говорит Валерий Николаевич, теми людьми, которые тоже однозначно против строительства. А поверьте, есть люди, которые за”. [во все время его речи слышны выкрики, шум в зале]
Долгих: [без микрофона] “Не верим! Здесь люди, которым не безразлична судьба этого парка, и не надо выхватывать у них микрофон, что здесь кто-то специально по приглашению...”
Вершинин: [одновременно с Долгих говорит Вершинин] “Следующий момент. Если у депутата Областного Законодательного Собрания по этому округу есть вопросы о проведении общественных слушаний год назад, законность проведения этих вопросов, потому что звучит очень все негативно, то пожалуйста, нужно проверить законность проведения общественных слушаний и законность тех мероприятий, которые проводил город. Потому что заявлять однозначно, что все сделано неправильно, и участок предоставлен неправильный [выкрики из зала] и общественных слушаний не было, нельзя! Я предлагаю провести по этому поводу проверку”. [Шум, выкрики из зала]
Щерчков: “Еще раз, друзья. Предложение, которое высказал Валерий Николаевич, за которое даже я проголосовал, потому что оно правильное, оно ведет к конструктиву. Давайте посмотрим альтернативные площадки, давайте еще раз изучим вопрос, все-таки правильно ли мы выбрали земельные участки, и конечно же, давайте еще раз встретимся в таком же формате.”
Брам: “Это общественное обсуждение и ваше мнение мы все знаем, и мы это видели, вон оно висит [указывает на изображение с проектом застройки]. Ничего не понятно! Сейчас по две минуты у каждого человека, который стоит в очереди, и чтобы мы все услышали то, что люди говорят. Здесь стоит 500 человек, а это умножайте на 10, это 50 тысяч человек здесь стоит…”
Щерчков: “Мы ведь не против.”
Брам: “Если нужно, мы соберем 500 тысяч подписей”.
Щерчков: “Пожалуйста”.
Мужчина 1: “Скажите, пожалуйста, вот у меня несколько вопросов. Я не знаю, кто мне ответит. Вы планируете такие мега-объекты, которые требуют много воды, много электроэнергии, и в таком поток людей, который сюда попрет. Как планируете вы включать в эту смету расширение улиц, прокладку новых коммуникаций, новых дорог, новых подстанций, строить вы собираетесь? Канализацию строить вы собираетесь?!”
Щерчков: “Правильный конструктивный вопрос. Преснецов будет отвечать, первый заместитель главы администрации города.”
Преснецов: “Все эти моменты обговариваются, [гул в зале, неразборчиво] это все учтено”. [Из зала : “ну, конечно”]
Вершинин: “Построили бассейн в Юго-Западном районе, но это не привело к коллапсу. Люди также приходили, мы с ними разговаривали, обсуждали, убедили, что им это будет лучше. Сегодня Юго-Западный район рад этому объекту. Появилось новое место, где можно гулять, сегодня там нет коллапса и сегодня стоимость квартир на юго-западе, благодаря этому объекту, выросла”.
Щерчков: “Уважаемые товарищи, вот попросили люди, у которых отобрали микрофон, задать вопрос или высказаться. Давайте по очереди, пожалуйста”.
Мужчина 2: “Обратите внимание. Я, как житель, выросший здесь, лично бегавший по этому Дворцу, хочу сказать: мы двумя руками за парки, двумя руками за строительство спортивных объектов, но действительно, не в парках. У нас есть земли, где можно строить! “Хлыновские палаты”, пожалуйста, проект который доблестно губит администрация города Кирова, расторгая соглашения трехсторонние, где предусмотрены парковая зона, предусмотрено строительство спортивных объектов, оздоровительных объектов. Дальше. Значит, я против точечной застройки города Кирова категорически! [аплодисменты] Каждый год ухудшается состояние, благоприятное состояние окружающей среды, и в этом виноваты конкретно местные органы самоуправления, администрация города, местная власть. Посмотрите, Чистые Пруды строятся, где? Там сейчас выехать невозможно. Солнечный берег сейчас построится, что будет с Ленина? Встанет все без инфраструктуры. Без строительства инфраструктуры наш город задохнется!
Будут такие же пробки как в Москве. Мы это говорили на гражданском форуме, но к сожалению, пока нас не услышали. Без развития инфраструктуры в первую очередь, развитие этого города по уточненному генеральному плану невозможно. Посмотрите, сейчас планируется Вересники застроить жильем, торговыми центрами. Застроим. Есть застройщик. Что получится? Вопрос будет, когда будет построен путепровод “Чистые пруды”, когда будут расширятся улицы, когда будет новый мост через Вятку, который планируется, нарисован, что будет с проектом «Хлыновские палаты», который предполагал развитие парковой зоны на 96 гектаров выход к Вятке от Ленина, чтобы разгрузить центр города”. [аплодисменты]
Щерчков: “Коллеги, вот смотрите, тут очень много вопросов. Все эти объекты, о которых говорил Мочаев (?), у нас в проектах. Это возможно с их финансированием, вы, наверное, представляете. Они точно будут построены. То, что в ближайших планах у нас переход на “Чистые пруды”, конечно, вопрос пока федерального финансирования не решен. Вопрос по Хлыновским палатам — ну, надо решать вопрос по Хлыновским палатам”.
Мужчина 2: “Развитие города как раз связано с этим — отсутствие земли и пришлось делать хороший спортивный объект в парк. Давайте развивать город”.
Щерчков: “Еще раз, ну мы договорились, я так понимаю поручили Комитету по спасения Мемориала разобраться с альтернативными площадками, и все посмотрим. Все посмотрим”.
Матвей: “Можно еще вопрос, да?”
Щерчков: “Да, пожалуйста.”
Матвей: “Здравствуйте, меня зовут Матвей, я местный житель, студент-эколог. Здесь много всего было сказано, и от Вас, честно говоря, я не услышал ни одного конкретного ответа на вопрос, чтоб все было четко предоставлено, все в рамках. Допустим, если даже взять транспортную систему, я сейчас езжу во Дворец единоборств, и улица Попова вся стоит в пробке. Что будет дальше - представить не так уж сложно. И теперь у меня вопрос к представителю компании застройщика. Насколько я знаю, обязательно при планировании любого объекта должна проводится оценка воздействия на окружающую среды и экологическая экспертиза, где должны полностью посмотреть, как все будет взаимодействовать, должны рассмотреться альтернативные варианты постройки, в том числе, и нулевой вариант. То есть, что будет, если здесь ничего не построят. Можете конкретно ответить на вопрос? Спасибо.” [аплодисменты]
Щерчков: “Вопросом расширения улиц город занимается. Закончено расширение улицы Воровского, когда будет Попова, к сожалению, нам еще неизвестно. То, что касается экологической экспертизы. Государственная экологическая экспертиза проводится только в тех случаях, если объект опасен”.
Из зала: “Неправда.”
Щерчков: “В данном случае объект не подлежит государственной экспертизе…”
Матвей: “Оценка воздействия на окружающую экспертизу проводится в любом случае, независимо, объект опасный или не опасный. Пожалуйста, ответьте”.
Кузнецова: “Данный раздел является предметом изучения экспертизы проекта, включен в один из его разделов. На сегодняшний день положительное заключение экспертизы проекта подготовлено и представлено в администрацию города на рассмотрение”. [Выкрики из зала]
[Запись прерывается]
Женщина: “Я хочу тоже сказать и жду давно этот микрофон. Очень жаль, что все жители этого района собрались фактически не на конструктивный такой разговор, а практически на политическую акцию. Причем микрофон вырвать невозможно, они просто его не хотят давать, я здесь сижу уже 20 минут и вырвала его наконец. Вот они все кричат... [обратилась к пьяному человеку, неразборчиво] ...я здесь жила на улице Некрасова, 44 и в те времена, я помню, когда мы выходили в этот парк с лопатами для того, чтобы привести в порядок. Митинговать - дело не хитрое! Возьмите лопаты и приведите парк в порядок [редкие аплодисменты]. Вы что это всё митингуете, да митингуете и приглашаете ещё дальше митинговать [Долгих пытается перебить, неразборчиво]. А я хочу сказать… [Долгих пытается перебить, неразборчиво] Хватит орать, я тоже могу орать. А ещё я хочу сказать вам, что мои жители, мои жители, здесь кто живут [возмущенная реплика из зала]. Браво, браво, вот так они дают микрофон. Я хочу сказать о спорткомплексе "Спартак"...”
Долгих: [без микрофона] “Где вы работаете?”
Женщина: “...Тогда спортивный комплекс "Спартак" за бросовую цену украли и превратили непонятно во что. Вот почему-то микрорайон тогда не митинговал, все сидели молча, и дети наши вынуждены были с этого микрорайона ездить на Филейку тренироваться, и сейчас они продолжают ездить на Филейку тренироваться. Митинговали, а “Спартак” увели. Сейчас предлагают для тех, кто здесь живут, конфетку, чтобы вашим детям, внукам [возмущенные реплики из зала]. По этому парку сейчас страшно ходить, понимаете? [возмущенные реплики из зала] Это вопросы к вам, которые митингуют постоянно, которые собрали здесь этот митинг. Вам позор”. [общее возмущение зала]
Из президиума: “...Так, коллеги, все точки зрения. Михаил Вячеславович, ваше. Зам председателя законодательного собрания”.
Пожилая женщина: “Можно мне сказать два слова? Я житель этого микрорайона, живу на улице Калинина, также всё детство и юность моих детей прошло здесь. Я хочу что сказать: вот этот кусочек, который хотят....я разговаривала со многими нашими жителями, все за, все за. Вместо того чтобы… [общее возмущение зала] ...жители. Вот, например, Сурикова, 8, работают сегодня, работают [Долгих пытается перебить, неразборчиво]. Дайте мне сказать. Я вообще не понимаю. Вы себя очень хорошо пиарите, ну дайте что-нибудь сказать то, дайте сказать”. [Долгих пытается перебить, неразборчиво]
Из президиума: “Помолчите, пожалуйста”.
Пожилая женщина: Я хочу сказать вот что. Я лично, хорошо, не все жители - я лично очень бы хотела, чтобы здесь у нас в парке был такой уголок. Нет, это не помешает ни нашему Дворцу, ни нашему мемориалу ничто не помешает, но зато наши дети не будут ездить на троллейбусах, на автобусах, стоять в пробках. Вот именно дети этого микрорайона будут посещать здесь и плавательный бассейн, и.... [общее возмущение зала] Понимаете, если люди хотят сказать? Люди хотят сказать, всё перебивают. Что, куплено здесь все?”
Долгих: “Кто за строительство здесь спорткомплекса? [несколько человек поднимают руки] Раз, два, три, четыре, шесть, восемь. Восемь человек!”
Женщина 2: “Так, на две минуты дают микрофон. Раньше на этом месте было футбольное поле. Просьба к администрации - это так сказать, как раз, компромиссный вариант, - летом пусть будет футбольное поле, зимой пусть будет каток [бурные аплодисменты]. Дело в том, что наши дети, подростки сейчас сидят у компьютеров и свежим воздухом практически не дышат! Пускай они играют там в футбол или катаются на коньках, или в хоккей играют - это первое. Второе, мало кто обратил внимание на то, что представитель застройщика сказал, что бассейн 25-ти метровый, в то время как от администрации представитель сказал, что 50-ти метровый. Так они даже между собой договориться не могут. Это мало кто заметил. Да. Поэтому даже у них между собой согласия нет. Дальше. “Быстрица” - говорят, что там подняли расценки. “Спартак” - плавательный бассейн, у меня из соседнего дома дедушка водит туда внука, вы знаете во сколько обходится этот бассейн, платеж за месяц? 2500 -2800. Он говорит: “Мы уже не потянем.” Уже плавать внук мой не собирается. А вы думаете здесь дешевле будет? С нас с вами будут деньги брать. Только что прозвучало, что коммуникации не идут. Реконструкция этих коммуникаций - это всё ляжет на наши с вами плечи. А нам это надо? Дальше - вы посмотрите, кругом уплотнительные застройки, что два-три дома стоят - обязательно четвёртый надо воткнуть. Вы посмотрите какой прекрасный маленький уютный скверик угробили на территории “Алых парусов”, до сих пор… [бурные аплодисменты] ...А у гостиницы “Вятка”? Мы просили? Там такое уродство строят, и этот Макдональдс потом и здесь нам воткнут и надпись в прошлое. Пожалуйста, уважаемые представители власти, не обостряйте отношения с народом! Кто превратил эту площадку в засорённую и плохую? Кто давал разрешение летом там устраивать зверинцы, потом какие-то лунопарки, всю траву вытоптали - это как стадо бизонов, стадо слонов. Кто-то за это поимел, потому что ведь коммерческие структуры приезжали. С этим тоже надо разобраться. Кто эту площадку в такую непотребную превратил? Сейчас кто за застройку говорил? “Там появятся бутылки, там пьяницы ходят…” Так обустройте! Сделайте отдельную площадку для выгула собак, чтобы детям было безопасно там заниматься. Это просьба народа [бурные аплодисменты]. Мы не хотим с вами ссориться, мы хотим конструктивно решать во благо нашему городу. И ещё, грядёт семидесятилетие великой победы, на восьмидесятилетние ветераны живущие среди нас уже не доживут, поэтому руки прочь от Мемориала! [бурные аплодисменты] Имейте ввиду, Пожарские и Минины найдутся среди нас, поднимут ополчение и скажут: "В добрый час!" [бурные аплодисменты, крики: “Браво!”]
Из президиума: [неразборчиво]... “Надо включить…” [неразборчиво]
Молодая мама: “У меня вопрос к представителям администрации. Вы говорите, что у нас у каждого парка застроены спорт какой-то комплекс. Здесь занимаются спортом [про Дворец пионеров], здесь гимнастикой занимаются, вокруг бегают на лыжах. Какие вам еще нужны спортивные сооружения? Постройте вы ледовую площадку, постройте вы футбольное поле, застройте площадку для бадминтона, для любых других спортивных мероприятий. Уже здесь есть... построено все, зачем, зачем вы лезете…”
Вершинин: “Постройте футбольное поле, постройте стадион, постройте волейбольную площадку, только не стройте бассейн для детей…” [общее возмущение зала]
Молодая мама: “Причем здесь бассейн!? У нас не хватает бассейнов вы говорите? У нас есть территории свободные, только что вам предлагали”.
Щерчков: “Коллеги, да мы же вам объяснили, что рассмотрим все варианты”.
Молодая мама: “Рассмотрите, пожалуйста, и не лазьте на эту территорию! [зал аплодирует] Еще вы говорили про “Быстрицу”. Там обещали построить, облагородить парк. Там нету ничего! Я гуляю там с ребенком. Сейчас там гуляют собаки, там деревья и между Конева и до Ердякова там застроена... построена тропа заасфальтированная и просто освещение - всё, больше ничего нету. Вы обещали построить - облагородьте!”
Щерчков: “Что вам там еще нужно сделать? [смех, возмущение в зале] Я конструктивно спросил”.
Молодая мама: “Извините, там негде гулять. Понимаете? Там одна дорожка стоит и облагорожена территория у “Быстрицы”, и все. TerraSport, вы здесь построите, потом остальная территория. Где будут заниматься лыжники? Где будут заниматься остальные? Где будут проводиться соревнования? Здесь постоянно проводятся лыжные соревнования. Где это все будет? Вы это пообещаете, в итоге вы выполняйте свои обещания”. [реплики из зала, неразборчиво, возглас: “работать надо!”]
Щерчков: “...Будем еще облагораживать парк, но сейчас там конечно, с тем что было, ну, небо и земля…” [к микрофону в зале подходят Осетров и только что прибывший на мероприятие Мамаев]
Осетров: “Слово предоставляется депутату Государственной Думы Мамаеву Сергею Павлиновичу”.
Мамаев: “Добрый день, уважаемые товарищи, уважаемый президиум. Вот сегодня очень острый вопрос поднятый здесь. У нас третья статья конституции РФ, я имею ввиду вот, обращаю, так сказать, внимание на исполнительную власть. Она гласит о чем? Она гласит о том, что сегодня основным источником власти является ее многонациональный народ. Вот здесь сидит. Правильно? Как народ осуществляет свою власть в этой, так сказать, третьей статье написано. Написано - через органы исполнительной и законодательной власти. Так вот, этот вопрос, так сказать, касаясь сегодня нашего города, а в первую очередь, я бы, так сказал, Ленинского района. Здесь сидит так называемый управляющий наверно Ленинским районом, так его назовем. Там “терра” или как они... Это самое, назвали сегодня этот орган власти непонятно - раньше были райкомы, а сейчас администрации. Есть разница сегодня? Рай и ад. Правильно? [единичные аплодисменты, выкрик: “...Смотрящий по району”] ...Cмотрящий по Ленинскому, правильно вы говорите. Я полностью с вами согласен. Значит этот вопрос... Я считаю, что нужно подвести черту, а сегодня, как депутат Государственной Думы, имею поручение, вернее делаю поручение... Сегодня вот здесь сидит заместитель главы администрации - товарищ Преснецов - города, я вам просто вот здесь сейчас... они заголосуют - я поставлю немедленно убрать с занимаемой должности Вершинина за те действия, которые он совершил немедленно... [аплодисменты] ...и я напишу соответствующие документы... чтоб... напишу на вас... это не вопрос. Убрать за такие... точную… за такую застройку. Также смотрите, еще один момент [непонятный набор слов] ...незаконное строительство [реплики из зала, неразборчиво] нет, Газпром не надо, там хватает, так сказать, людей, те, которые сегодня, ну, неправильно себя ведут. То, что касается сегодня точечной застройки в городе, да. Вот здесь нет правоохранительных органов, я не вижу здесь никого - это очень плохо. Надо будет Сергею Александровичу поставить на вид, наверное, я поставлю [выкрик: “У нас все мирно”]. Нет, все мирно. Все равно должны, на любое мероприятие должны быть, так сказать, быть правоохранительные органы. Это по закону, по основному нашему, так сказать, положено. Так вот, я сегодня, это самое, делаю, что еще одно замечание здесь ставлю... Не замечание, а требование правоохранительным органам. Так как я написал запрос, о чем говорили щас здесь выступающие, точечная застройка это… в районе гостиницы “Вятка”... там преступно строится гостиница “Хилтон”. [аплодисменты] Там никто никогда не предоставлял земельный участок, так сказать на торги. Сегодня сделали казенное предприятие, через это казенное предприятие... Даже я не нашел решения думы. Это нарушение закона, надо его остановить и заставить снести. Это рекреационная зона, а здесь - сегодня уже многие говорили и выступали - мемориал! Находится, так сказать... Вот я в этом здании 17 лет сюда возил детей в свое время и здесь они, так сказать, учились определенным, хорошим, так сказать, делам, которые здесь делались всегда и сейчас тоже продолжают. Что же вы лезете сюда, господа... Белых там и вся его, так сказать, команда? [аплодисменты, “Позор!”] Он пришел сюда, Он пришел, я вам прямо скажу, он пришел сюда, так сказать, не строить, не созидать. Он пришел, так сказать, сделать бизнес. Это мое мнение! Рулить! [аплодисменты] Вот здесь сидят товарищи, надо немедленно, так сказать, это принять сегодня резолютивную часть и отправить: прекратить это действие! И так же я вас приглашаю, я уже говорил, что основным источником власти является ее многонациональная народ. Правильно? В конституции. Вот здесь будет митинг. Я обещаю восьмого, то есть завтра (я сегодня уезжаю в Москву) мне резолюцию пошлют... Я обещаю вам, если вы эту резолюцию примите, она дойдет до соответствующих структур и еще раз, сам лично, схожу на прием к прокурору Чайке и министру Колокольцеву довести до тех дел, действий, которые сегодня происходят на территории Кировской области. Вы знаете, в курсе уже всех тех событий, которые идут, допустим, по отношению к моей персоне скромной и к партии и, так сказать, к правительству Кировской области. Сегодня здесь люди сидят, заряженные на строительство. И уже здесь говорили, что какие, так сказать, схемы буду рисоваться и, так сказать, делаться на этой территории. Не надо лезть сюда, там где есть статус мемориала. Не надо. Это святое! [аплодисменты] А Вы посягаете, господа чиновники, на святое [аплодисменты]. А Преснецову, я еще раз говорю, товарищу Преснецову - мы с ним работали, я его хорошо знаю... Я вам просто сегодня как депутат Государственной Думы в устом плане поручаю, а сейчас, так сказать, заголосуем, немедленно снять такого, так сказать, сити-менеджера вашего. Ну... я имею ввиду, как говорится, микросити-менеджера снять с занимаемой должности. [“Браво!”] Так как я документы видел. Есть подписи на земельные работы и так далее [аплодисменты]... и я прошу, те предложения, которые я высказал, я прошу сегодня включить в протокол. Кто протокол ведет? Руку поднимите в президиуме. Кто ведет протокол?”
Щерчков: “Мы не ведем протокол. Мы готовим резолюцию. Мы так договаривались”.
Мамаев: “Я понимаю. Но у Вас сход или это сегодня идут публичные слушания, как вы объявили?”
Щерчков: “У нас общественное обсуждение. Это не общественные слушания”.
Мамаев: “Я еще раз говорю... общественные, это самое, тоже ведется протокол. Что Вы мне говорите? Ведется протокол”.
Щерчков: “Есть инициаторы, они и должны вести”.
Мамаев: “...Вы, как власть, должны подсказать, чтоб документ был оформлен правильно и потом чтоб не говорили, что, это самое, что у вас там не правильно, резолюция и все не правильно. Мы оформляем, так сказать, это мероприятие соответствующим образом и здесь прошу поставить, так сказать, а вернее, я Вас прошу сегодня: первое, записывайте кто, так сказать, там протокол или резолюцию… [“Аня пиши”] первое, снять с занимаемой должности как... как, ну там, должность... назовите… главу администрации района раньше называлась…[подсказывают] глава территориального агентства или управления, так сказать [смеется] ...не знаю... Вершинина. Кто за это предложение прошу проголосовать?”
[За: больше половины зала
Против: 4 человека
Воздержалось: 2 человека
Кто-то не голосовал]
Мамаев: “Второе, запретить сегодня строительство и посягательство на, так сказать, данную территорию, имеется ввиду Дворец пионеров-мемориал. Кто за это предложение, прошу голосовать”.
Щерчков: “Уже голосовали”
[За: подавляющее большинство
Против: 3 человека
Воздержалось: 0 человек
Кто-то не голосовал]
Мамаев: “...И еще у меня одно предложение. Понимаете? Еще одно предложение в разрезе территории. Так как земельный участок не принадлежит городу, а сегодня является собственностью области... Собственностью области… Кто за то, чтобы сегодня снять с занимаемой должности губернатора Кировской области Никиту Юрьевича Белых за такие действия?”
[За: меньше половины присутствующих
Против: 4 человека
Воздержалось: 1 человек
Не голосовало больше половины]
Мамаев: “…Минуточку, минуточку”.
Туруло: [без микрофона]
Мамаев: [неразборчиво] “...Минуточку, минуточку, не по порядку. Я Вам уже назвал…[отвечая Туруло] Быков, это городская власть, которая сегодня не отвечает за данный участок [неразборчиво] …а Быкову и городской… минуточку… а Быкову и городской власти, так сказать, этот вопрос поставить на вид. Кто за это предложение прошу голосовать”.
[За: половина присутствующих
Против: “практически нет”
Воздержалось: 0 человек
Не голосовало половина]
Мамаев: “Принимается. Вам всем огромное спасибо за то, что Вы сегодня сюда пришли. И вот эта резолютивная часть, тот кто организатор… Минуточку, Валерий Николаевич…”
Туруло: [без микрофона] “Ставьте вопрос о снятии с должности Быкова”.
Мамаев: “Уже голосовали за этот вопрос”.
Туруло: [без микрофона] “Все равно поставьте вопрос о доверии Быкову. Он тоже должен отвечать за сложившуюся ситуацию”.
Мамаев: “Уже проголосовали. Отставить... Я считаю, что сегодня вот это мероприятие… данное, как говорится, надо подвести черту и не надо проводить дебаты. Здесь уже много высказалось, я считаю, что надо сегодня принять проголосовать еще раз, чтобы нам зачитали резолюцию. Как говорится, ее направить в соответсвующие органы власти, в том числе в Государственную Думу, в том числе Губернатору, Быкову, Драному, а также Президенту Российской Федерации [аплодисменты]. А так же я Вас приглашаю, завтра будет митинг. Вот приходите. Там будет еще резолюция вторая, мы должны завалить бумагами, так сказать, и федеральную, и местную поддержать в том плане, что сегодня они должны принять решение в вертикале власти… они должны принять решение сегодня с учетом мнения народа, а это городская власть [реплики из зала. неразборчиво]. Я не пиарюсь. [смеясь] Мне не надо пиариться”
Щерчков: “Давайте Анне Николаевне дадим слово. Она все-таки у нас организатор”.
Шатунова: “Давайте, пожалуйста, все-таки вернемся к вопросу нашего Мемориала, нашего парка. Хорошо? Вот здесь есть человек, который представляет культурную часть нашего города, у него есть проект, практически, как мы может благоустроить наш Мемориал, именно спортивную площадку. Пожалуйста”.
Пленкин: “Здравствуйте. Пленкин Виктор Федорович, специалист по соцпроектированию.
Я сначала бы хотел уяснить, почему памятник не находится в реестре памятников Кировской области, г. Кирова? Я даже об этом по интернету случайно узнал. В августе я написал письмо в администрацию. Ответа не было. Поэтому мне вот это интересно. Второе, проводился ли анализ специалистом социально-культурного проектирования по данному проекту? Это тоже мне интересно. Потому что в этом тоже я сомневаюсь. Потому что у нас в городе очень мало таких специалистов. И хотелось бы поднять вопрос о точечной застройке. Это касается как раз культурного проектирования, социально-культурного пространства г. Кирова, национально-культурного ландшафта г. Кирова, и в свою очередь это все касается инвестиционной привлекательности г. Кирова и туристической привлекательности г. Кирова и области. Вот этот объект он как бы не вписывается в культурное пространство данного района и хотелось бы чтоб у нас с архитектурным проектированием порядок навели, потому что у нас уже в течении 20 лет только и занимаются что точечной застройкой, причем объект поставят, и никто не думает как он вписался в культурное пространство, подходит ли он по архитектурной стилистике, и понятно что у нас точечная застройка, она всегда на чем специализируется, врезается в старую архитектуру, а это значит, что если в этом бассейне будет какая-то авария, не дай бог, сброс воды и вся канализация по улицам потечет... [аплодисменты] Мы уже имеем практику фонтана, который залил подвалы музея Васнецовых. Это уже практика такая есть, а когда сваи будут забивать, это ещё не известно, чем это аукнется для стен этого Дворца-мемориала, потому что земля будет трястись в это время. Об этом тоже нельзя забывать и это касается уже другого понятия управленчества - прогнозирование. Было ли управленческое прогнозирование - вот в чем вопрос”. [аплодисменты]
Щерчков: “Кто проектировал Мемориал, кто проектировал Дворец, формулируем эти вопросы в резолюции… Проект резолюции, Валерий Николаевич, если я правильно понял, за который мы голосовали, готовит Анна Николаевна”.
Туруло: “У меня помощник сидит всё записывает… [реплика из зала неразборчиво] ...вот не надо, сидит всё записывает, мы составим протокол, не резолюцию, а полностью протокол мы составим, с выдержкой, и выложим всё на сайте, и в бумажном виде выведем на все инстанции и вывесим на сайте всё это…”
Щерчков: “На сайте на каком, Валерий Николаевич?”
Туруло: “На каком сайте выложим?”
Долгих: [кричит] “Город киров точка рф!”
Туруло: “Ну давайте на портале на нашем вывесим, киров, да, на портале киров, и на сайте может быть правительства, да, на сайте правительства вывесим, и на портале правильно будет? [голоса в зале “Да!”] а в бумажном виде отдадим во все газеты, правильно да? [голоса в зале “Правильно!”], причем расшифровку сделаем стенографическую, а из неё выжимку уже сделаем как резолюцию. Я как депутат возьму это на себя”. [аплодисменты]
Щерчков: “У нас время ограничено, если кто желает”. [выкрики Долгих неразборчиво]
Пленкин: “Я хочу дополнить. Я предлагаю на территории, где захвачена эта территория, сделать детский стадион, потому что у нас в городке уже был детский стадион, и его закрыли в 90-х годах, и теперь самое время его сделать здесь”. [аплодисменты]
Щерчков: “Детский стадион имеете ввиду “Юность” или Октябрьский? Дмитрий Михайлович, подойдите к микрофону”.
Русских: “Во-первых для того чтобы мне коротко сказать, что у нас получилось, я бы хотел спросить. Вот многие люди спрашивают: спортивный комплекс с плавательным басссейном или ледовый дворец? На сегодняшний момент всё-таки в городском плане, что они хотят делать? тут картинка одна, на самом деле, что они…”
Щерчков: “Сейчас, Дмитрий Михайлович, ...идет пока только про спортивный комплекс с бассейном [реплики с мест неразорчиво]. Я хочу сказать “спасибо” всем, кто пришел, на самом деле было очень сложно собрать, и наверно впервые мы провели реальное общественное слушание, или как кто хочет, обсуждение. На самом деле проблема очень большая, которая есть, и наверно первый блин получился комом, потому что мы всё-таки не должны устраивать майдан, мы должны цивилизованно решать все те проблемы, которые без нас пытались решить. Значит конкретно хотел взять по порядку, Почему сегодня мы все здесь собрались для того, чтобы сказать власти в первую очередь, почему сегодня население этого микрорайона не хочет застроить парк. Я выступаю как житель, на самом деле коренной, города Кирова, тут родился и никуда ехать не собираюсь. Даже не как депутат и может быть чтобы было ясно, о чем я хочу говорить, я являюсь вице-президентом федерации бокса и очень хорошо изнутри знаю что сейчас происходит в спорте. И что сегодня самое важное для власти - это не врать и не воровать… [аплодисменты] Почему сегодня произошло то что произошло? Потому что все эти годы власть в лице правительства Кировской области, Правительства города Кирова не хотели слышать тех людей, которые являются некими их работодателями. Почему сегодня не пришел ни господин Быков, ни Драный, ни Никита Юрьевич Белых? Вопрос. Значит, я считаю, что сегодня впервые собралось такое количество людей. Если мне Аня правильно сказала, мы собрали подписей 3 тысячи людей. Больше, да? [аплодисменты] Вот это как раз те люди, которые хотят разговаривать с властью открыто глаза в глаза. Почему сегодня нет веры? Я сейчас Вам объясню. Вот я сейчас сидел и вспоминал. Помните история с площадью привокзальной, когда там начали строить комплекс “Лето”. Да? Тоже были общественные слушания. Люди, которые пострадали потому что их дома начали рушиться, у них не стало света... Им что говорили? Вы ничего не понимаете, будет общественный переход. И это построит инвестор, никаких городских денег там не будет. Сегодня итог какой? Никакой. Дальше что скажу. Парк Победы. Люди всего микрорайона 10 месяцев бились за парк. Им объясняли: “Да вы ничего не понимаете, там спорт будет развиваться”. Там тоже кусты, там тоже самое. В данном случае проходит 2 года. Что там сейчас изменилось? Да ничего”.
Щерчков: ““Богатыри” комплекс запущен”.
Русских: ““Богатыри” были богатырями ещё в 80-е годы при советской власти, что вы нам…”
Щерчков: “Комплекс введен в эксплуатацию…”
Русских: “Он введен, но строительство началось с учётом того, что оно ещё было в то время. Дальше значит… [реплика из зала] что? Ну фундамент был. Там изначально планировалось спортивное заведение ещё в 80-е годы, я не хочу спорить даже, давайте не будем обманывать людей… [какие-то диалоги с залом] значит дальше что я хочу сказать…”
Мужчина: “...Ещё можно ли секундочку, уточню пару моментов. “Богатыри”... я там занимался, я там был. Там нет окон, там ничего нет, это не спортивный комплекс…”
Русских: “...Дальше. Мы с вами сталкивались с “Алыми парусами”. Когда выставили целый... [неразборчиво] В детстве я ещё ходил в этот кинотеатр, сидел в этом яблоневом саду. Никого не спрося, взяли и уничтожили [аплодисменты] Четвертое, такая же попытка была на улице Профсоюзная и Карла Маркса. На собрании нам сказали: ”А вы что не хотите, офисный центр красивый? [реплика из зала], нет, не хотим, мы хотит парк [аплодисменты, “Правильно!”] Они захотели сделать так, как им нужно. При этом я хочу сказать, почему сегодня так? Да потому что Вы нас никогда не хотите слышать. Вы сегодня точечную застройку города до чего довели? Мы сегодня фактически являемся заложниками той ситуации, которая сложилась. [неразборчиво] ...Вот сегодня я внимательно очень посмотрел. Вы мне скажите, если сегодня они посмотрят вот эту часть, как они сказали, строительства спортивного комплекса. Вот всё остальное, что находится в заброшенном состоянии. А с этого мы что поимеем? [реплики из зала] Через 2 года к нам придут ещё и скажут: “А давайте ещё тут построим?” [аплодисменты] ...Знаете, для меня, как для кировчанина, это алмаз в нашем городе. Почему? Потому что это уникальное место где люди должны культурно отдыхать. Мы же цивилизованные? При этом я хочу сказать. Смотрите, нам сейчас говорят, что ставят на спорт. Ребята, а почему вы 20 лет не занимались спортом? Почему детско-юношеская спортивная школа в таком состоянии находится? Она в этом районе. Там нет ни спортивной коробки, там ничего нет! При всём при этом я обошел всю территорию, ребята, так это же позор, так ни одна лампочка не горит. Вы о наших детях так думаете? [аплодисменты] Вы пытаетесь сыграть на самом святом, на детях. Так вот, мы за самое святое, мы хотим чтоб наши дети дышали свежим воздухом, на нем же занимались спортом, катались на лыжах, и для того чтобы они, а тут сидит много спортсменов, самое полезное и самое хорошее для наших детей это занятие спортом на чистом и свежем воздухе”. [аплодисменты, неразборчиво] ...на футбольных полях. И вы сегодня пытаетесь нас на этом поймать. Не поймать! Объясню почему: потому что в данном случае, сегодня доступность спорта в чем заключается? В том что мы бесплатно можем идти [аплодисменты], в том что к спорту можем приобщить наших детей. Вот в чем доступность [аплодисменты, продолжает говорить] ...сегодня работают в прекрасных спортивных школах. Да, у нас появились сегодня хорошие заведения куда можно ходить, но к сожалению ребята не идут. Есть заведения, которые находятся в состоянии 65-го года изготовления. Там условий нет!”
Из зала: “Школы есть…”
Русских: “Какие школы?”
Из зала: “Какие? Такие!”
Русских: “Хорошо, мы бы только рады. Но в данном случае почему все эти годы не вкладывались в школы эти деньги? Значит…”
Щерчков: “Почему не вкладывались деньги, это прежде всего к Вам вопрос…”
Русских: “Мне не надо вопросов!...”
Щерчков: [неразборчиво]”…за 15 лет…”
Русских: “…ага, 30 еще скажите. Считайте лучше. Шестой год я депутат. Пятнадцать… пятьдесят еще скажите… [смех] Значит в данном случае я что хочу сказать: я считаю что мы сегодня в городе сталкиваемся с тем что нам в городе не хватает ни зелени ни мест для отдыха. [аплодисменты] Мы сегодня говорим о том что сегодня в нашем городе лучший вариант после 7-милетней застройки–это поехать в Порошино. Но не каждый человек может поехать в порошино. Почему здесь нельзя сделать второе порошино? Лыжники 5 лет просят: «дайте освещенную трассу». [“Да!”] Дети просят: «Сделайте спортивную коробку, сделайте футбольное поле, сделайте нам хотя бы дорожку». А вы парк по прежнему, извините, засирали. А кто его засирал? Я уверен что здесь должен быть парк. А спортивные сооружения надо строить. «мы за бассейн, мы за развитие спорта но не в ущерб парку». Почему нам всегда предлагают или одно или другое? Но в данном случае давайте здесь все благоустроим. Почему сегодня, Алексей Александрович… расскажите на октябрьском сколько обошелся участок освещения с дорожкой городскому бюджету?”
Долгих: [без микрофона] “Зачем оно там? Я ночью ездил смотрел. Никого нет!…”
Русских: “Антоша, вы можете десять минут просто отдохнуть?! [Смех] Алексей Александрович, сколько потребовалось денег, чтобы сделать освещенную дорожку на Октябрьском проспекте?”
Долгих: “Дима, проверь там, пожалуйста, ночью... отличная освещенная дорожка на протяженностью от танка до ЦУМа и неосвещенная проезжая часть. Зачем?!”
Русских: “Если бы каждый год хотя бы по 5-10 миллионов в течении 10-ти-15-ти лет, мы бы сюда [показывает на проекцию дворца пионеров] вкладывали... не верьте никому, что нет денег ни в области ни в городе. Деньги есть. Только не по нашу честь.
То есть в данном случае я готов показать где эти деньги, куда тратятся и почему мы не можем взять 10 миллионов и отдать на благоустройство этого парка именно доступного для занятий спортом нашим детям бесплатно на свежем воздухе. [аплодисменты]
И если мы сегодня говорим, что наш город должен быть похож, как говорит городская администрация, на социально развитые европейские города, то в любом европейском городе есть парковые зоны. Всегда есть они и они благоустроены. И когда мы сегодня начинаем обсуждать, и нам говория, что тут будет тото-тото… знаете, уже в конце хочу сказать, что не верю я что пришел благодетель из города Москвы и хочет наших детяй бесплатно или за деньги заставить заниматься спортом. Давайте не будем сами себя обманывать. Чего мы здесь сегодня собрались? Мы хотим сказать власти… а хотя бы нам объясните, для чего парк вы подменяете на спортивное сооружение, которое может располагаться совершенно в другом месте? Если мы сегодня говорим о том, что бесплатно будут ходить, там, окружающие… правильно ли я понимаю, что это будет госзаказ?”
Щерчков: “Естественно.”
Русских: “Вот. Тогда смотрите. У нас есть на данный момент четыре спортивных сооружения областных на которые каждый год мы тратим на содержание от 30-ти до 40-ка миллионов. Но не легче ли нам сегодня в наши государственные учреждения возить наших детей по госзаказу, чем финансировать какую то коммерческую структуру? [аплодисменты]
Ребят [обращается к президиуму], давайте, если есть проблема, давайте ее обсудим, давайте вы хоть раз население то услышите, пожалуйста, ребят. Так сложно что-ли понять такую вещь, что людей надо спрашивать, прежде чем что-то делать. И главная вещь, которую мы должны сказать: «парк должен быть, парк должен быть благоустроен и это должно быть место отдыха этого микрорайона и всех кировчан». [аплодисменты] Вот тогда мы будем цивилизованными люльми, а подобные сооружения на заемные деньги в банках не строятся. Ну не бывает такого, чудес на свете.
Спасибо!”
Долгих: “Завтра у центрального входа во дворе пионеров состоится митинг. Пожалуйста, я вас прошу, приходите. И нужно начинать эту серию митингов пока мы не заставим этих людей отменить их незаконное неправильное несправедливое решение, которое идет вразрез…”
Щерчков: “Антон Долгих искренне считает, что это его бенефис.”
Долгих: “Господин Щерчков, я призываю вас в мою сторону даже не смотреть. Это может плохо для вас кончиться, в правовом плане разумеется.” [смех]
Пожилой мужчина: “Можно ли мне сказать!? У нас спортивный комплекс, “Спартак”… Если там выгнать всю коммерцию, полностью отдать спорту, там бассейн хороший, то возможно… [аплодисменты] ...и вот у меня просьба: коммерцию оттуда, магазины там всякие, центры выгнать оттуда и полностью отдать это здание спорту и тогда у нас здесь не надо будет строить спорткомплекс, потому что “Спартак” - он близко, недалеко. Вот такое предложение у меня.”
Щерчков: “Спартак”, Вы понимаете, это сейчас частный объект…
[множество реплик, “Дайте Ане сказать”]
Щерчков: “Коллеги, у нас все-таки время ограничено. Дайте вот у нас организатору [микрофон]
[Анна берет микрофон, но люди кричат, Долгих кричит]
Мужчина: “Когда вы предоставите список альтернативных мест для реализации этого проекта спортивного замечательного в другом месте, да. Когда альтернативные места и когда мы сможем об этих местах узнать, собраться все дружно, обсудить, выбрать какой то из них?”
Щерчков: “Вот к Анне Николаевне…”
Мужчина и Долгих: “Нет, нет, нет…”
Мужчина: “…во-первых, я бы отписал этот вопрос товарищу Вершинину потому что это все таки его или, возможно, ваша работа. Я меньше в этом разбираюсь, но если нужно, я это сделаю. Поэтому отвечайте, пожалуйста, раз мы дискутируем.” [аплодисменты]
Долгих: “Ответьте на вопрос, господин Вершинин. Господин Вершинин когда будут внесены предложения?” [“Сроки, сроки, конкретные сроки”]
Мужчина: “замечательно. И когда… мы бы хотели узнать о результатах, соответственно. эти же вещи обсуждаются с народом, с жителями микрорайона. где и когда об этом можно узнать по факту?”
Преснецов: “…с участниками нашей сегодняшней встречи мы вместе с ними будем рассматривать…”
Вопрошающий: “А граждане как об этом узнают?”
Из зала: “На сайте”
Преснецов: “Давайте на сайт…”
Туруло: “Вы правильно ставите вопрос. Предложите для протокола…”
Долгих: “Так. Для протокола: я предлагаю создать инициативную группу, которая будет заниматься этим вопросом. Сразу вношу предложение, тем более создана: Анна, предлагаю себя включить, вот [показывает на мужчину…] кто хочет поднимайте руки. Надо включаться! И потом эта группа… они будут обязаны приглашать эту группу и с нашим участием все разбирать. Осетрова поступило предложение.”
Вершинин: “Можно не отвечать или ответить молодому человеку? Ну смотрите: строительство здесь спортивного комплекса TerraSport поступило предложение они согласились строить только здесь. [возмущение] Если в городе есть или найдутся другие участки для других спортивных объектов, то будет процедура общественных слушаний и общественных обсуждений как мы говорим.”
Мужчина: “А почему они, простите, что перебиваю, навязывают условия строительства в нашем городе? Мне просто интересно. Может быть программа должна реализовывать интересы местного населения?”
Вершинин: “Мы предлагали различные места для строительства. Они согласились строить только в этом месте…” [возмущение]
Долгих: “Это вранье! С предложением строить вышла именно TerraSport! У них там Cенаторов, директор, является, по непроверенным данным, специально так говорю, чтобы не привлекли меня к ответственности, другом личным Никиты Белых. И вот таким образом решили вне конкурса действительно, на основании закона права выбора участка… ну вот кто из вас здесь может получить без конкурса участок здесь? Да никто! И никогда! Этот участок был получен и сейчас Вершинин господин не скрывая, не таясь говорит нам, что TerraSport согласилась строить только здесь. Не хотите - не стройте! Вот и все!”
Щерчков: “Так вот, девушка, вопрос, пожалуйста”
Девушка: “Здравствуйте. У меня вопрос вот такой: очень большой микрорайон у нас. У нас на новый год елки, горки ставят на Театральной площади, на площади Конева, у Филармонии…у нас на такой большой микрорайон ничего нет. Очень вопрос: почему на этом пустыре зимой не поставить горки? Хотя бы деревянный каркас. Родители придут, засыплют снегом и зальют.”
Щерчков: “Хорошо, принимается.”
Девушка: И еще у меня такое замечание: вы сказали про бассейн “Быстрица”, что там нет транспортного коллапса. Извините, но мы каждое утро возим туда ребенка. В четверг. С восьми до девяти утра мы ехали от памятника маршалу Конева до Мелькомбинатовского проезда.
Из зала: “Да! И в Порошино сейчас пробки!”
Молодой человек: “...Люди должны заниматься спортом. В первую очередь это здоровье нации, как говорит Владимир Владимирович Путин. Но! Спорт людям должен быть открытым. Это должен быть не какой-то коммерческий проект. Почему, допустим… [Апподисменты] Занятия в этих комплексах будут проходить бесплатно или на платной основе?”
Из президиума: “Для детей из детских спортивных школ - бесплатно. Остальные - платно”. [Зал возмущен. Долгих: Вранье это все! Вранье!!! Мы проходили уже…]
Молодой человек: “Допустим вот какой вариант… [реплики] Стоимость абонемента, допустим, в среднем будет стоить 1000 рублей допустим, да. Но с чего взяли, вот когда просчитывали инвестиционную эффективность вот эту... проекта то есть... сама эффективность проекта... с чего взяли, что он окупится?” [Реплика: “Не по карману!”]
Из президиума: “Это уже риски инвестора то есть”.
Молодой человек: “Я с вами согласен, я с вами согласен. Вот смотрите: инвестор вкладывает три…”
Из президиума: “Риски инвестора ложатся на инвестора”. [Реплика: “Не уводите разговор в сторону”]
Молодой человек: “Понимаете, если проект не окупается? Абонементы не покупаются, допустим люди не ходят, посещаемость маленькая. Проект будет признан банкротом, соответственно будет не нужным? [Реплика: И будет магазин] Будет, да действительно? Переделан в торговый комплекс”.
Щерчков: “Коллеги, у нас дворец на 2 часа предоставлен. Уже 2 часа истекают через минуту. Давайте последний вопрос”.
Молодой человек: “Я понимаю, вот мнение людей для чего в первую очередь. Если это будет бесплатно для людей, люди наверно будут согласны, потому что у них будет возможность им бесплатно заниматься спортом”.
Из президиума: “Назовите мне хоть один бесплатный дворец спорта на территории города Кирова сегодня? Где вы ходите бесплатно заниматься? Вы, конкретно. Не дети из спортивной школы”.
Молодой человек: “Я хожу заниматься платно, к сожалению. Занимаюсь с 10 лет платно. Вот это очень обидно”.
Вершинин: “Абонементы в другие спортивные залы: “Прогресс”, “Спартак” - они тоже стоят денег и денег, сравнимых с этими. Но там условия сегодня не такие, какие заявляет “Коперник”. Здесь условия предлагаются более комфортные”. [Общее возмущение зала. Реплика: “это пока!”]
Долгих: “Значит, совершенно верно, но в плане реплики: а где видано, чтобы участки в центре города 2 гектара передавались бесплатно сторонней организации?! Это в плане реплики, ответа не нужно [аплодисменты]. Уважаемые господа! Я предлагаю закончить мероприятие, потому что сейчас они могут уже попытаться достигнуть своей цели и замылить абсолютно тему. А цель, насколько я понимаю, и голосование показало, у нас одна - не дать здесь состояться стройке [аплодисменты. Реплика: “Правильно!”]. Мы можем это сделать. Я вот считаю, что мы должны это сделать. Только активностью. Если эта активность пойдет на спад, ни я в одниночку, ни Анна, ни кто-либо иной, ни Дмитрий Русских, ни Сергей Мамаев - мы это не сделаем. Только все вместе! За каждым из вас стоят семьи, соседи, друзья, знакомые - не важно, где они живут, главное, чтобы в городе Кирове.
Первое - это митинги, второе - это поддержка подписания резолюции. Мы будем выкладывать на сайте, например, городкиров. Следите, не молчите, и чтобы интерес не пропадал. И я верю, что так же, как мы отстояли сквер на Профсоюзной - всё, договор расторгнут [Апподиcменты. “Браво!] Так же точно мы отстоим этот парк, я считаю! [аплодисменты]
Спасибо что пришли, спасибо Анна Николаевна!”
Щерчков: “Спасибо, коллеги”.

Комментариев нет:

Отправить комментарий